Тропа, потерянная между звездами

История из жизни: Тропа, потерянная между звездами

История из жизни

Тропа выбегала на холмик, в темноте сливалась с небом, и терялась между звездами. Казалось, что здесь быть к небу намного ближе. Надо только протянуть руку, зажмурить глаза и … Ирина любила мечтать под звездным небом на холме. В эти чудесные мгновения у ее мечтаний вырастали крылья …

… Местные ребята обходили девушку. Опасались ее отца, который, после того как заболела жена, должен был теперь опекать обоих. Кирилл был молчаливый, суровый и красивый. Его красота досталась дочке Ирине.

Не одна местная красавица положила глаз на Кирилла. Намекали: зачем такому красивому мужчине жена-инвалид? Но он не поддавался на соблазны. После работы спешил домой. Ежедневно, опираясь на костыли, ему шла навстречу Люба. Его любимая. Его единственная любовь.

Люба заболела после родов. Районные медики не могли помочь. Обследовалась в области. Лечилась. Но так и не смогла ходить без костылей.

— Я не буду удерживать тебя, если … — сказала она мужу однажды.

Он все понял. Обнял, поцеловал, прошептал:

— У нас такая хорошая дочь. Люблю вас …

Когда Ирина стала взрослой, ее не покидало чувство вины, что мать, родив ее, стала инвалидом. Уже тогда Ира решила, что обязана всегда заботиться о маме. И о папе …

… В городке появился новый заведующий больницей. Какими чудесами занесло на периферию Адама Ярославовича и его Афродиту — так назвали жену главврача, Веронику Павловну. Родители «Афродиты», то есть Вероники, — уважаемые люди. Поговаривали, зять провинился перед достойной семьей из-за любви к чужим юбкам. За это и получил временные «ссылки» в периферийную больницу.

Саша, также будущий врач, приехал проходить практику под крылом Адама Ярославовича — близкого родственника своей жены. Девушки, узнав о симпатичном парне, начали одевать еще более короткие юбки и делать яркий макияж. Но, на зависть местным модницам, Саше понравилась Ирина.

— Ну и вкусы у племянничка Афродиты, — разочарованно переговаривались девушки. Ирина одевается не модно. В педучилище смеются. А что такое помада, наверное, и не знает.

— Ирина без помады и в немодных лохмотьях может на конкурс красоты идти, — возражали другие.

— Оставит кавалер красавицу, только практику закончит …

Саша был первой Ирининой любовью. И последней. Со сладкой горечью в душе и в воспоминаниях, она будет помнить его поцелуи, пахнущие ветром и травой. И признание в любви, когда слова звенели, как звезды в морозную ночь.

А еще он обещал помочь ее маме. Девушка благодарно кивала головой, не питая надежд на чудо.

Практика закончилась. Саша собирался домой в соседнюю область, где его ждали родители и путешествие к морю.

В последний вечер они сидели на холме, откуда близко к небу. Парень обещал звонить и приезжать в гости к тете Веронике и они смогут видеться. А в следующем году Саша снова  будет проходить здесь практику …

… Адам Ярославович с Афродитой на периферии долго не задержались. Зять якобы был прощен, потому что «исправился»: чужие юбки обходил.

… Ирина и ждала и не ждала свою любовь. Думала: теперь, когда главврач с женой оставили городок, Саша сюда на практику не приедет. Хотя она верила в судьбу, от которой, как говорит мама, никуда не уйдешь.

Сначала парень звонил. Прошло время, и звонки прошли. А у Ирины и без того было немало хлопот. Мама совсем слегла. Отец стал еще молчаливее. После училища поступила заочно в институт. Добрые люди помогли устроиться воспитателем в школе-интернате.

Ей достался седьмой «А», где было много непослушных, по которым «золотые ивы растут».

— Даже не знаю, что будете с ними делать. Вы такая молодая, — качал головой директор. — Так случилось, что собралось в классе много детей из неблагополучных семей. Некоторые даже на каникулы не уходят. Тяжелые судьбы …

Двадцать пар глаз с любопытством смотрели на новую красивую воспитательницу. Они изучали ее. А она — их.

Для Ирины, теперь Ирины Кирилловны, здесь было много необычного. Все — по расписанию: подъем, завтрак, уроки, обед, прогулка … Дети, вместо «домашняя работа», писали «самоподготовка». После «самоподготовки» — ужин, свободное время, отбой. Именно так, «отбой» — называли подготовку ко сну.

Ее подопечные во время «самоподготовки» мешали друг другу готовить уроки. Ребята дергали девочек за волосы, толкались. Запускали бумажные самолетики. Ожидали, как будет наказывать за поступки Ирина Кирилловна. У ее предшественницы углов на всех не хватало. Но новая воспитательница «разочаровала» невежливых семиклассников.

— Вы уже взрослые и умные, поэтому мне стыдно ставить вас в углы. Вы должны решить: или мы становимся друзьями, или …

— Или что? — воскликнула рыжеволосая Люська, которая не дружила с расческой.

— Или … придется остричь твои замечательные, но не ухоженные волосы.

Семиклассники дружно посмотрели на Люську. Они считали, что рыжие волосы — почти приговор. Люся покраснела. Класс притих. А воспитательница начала рассказывать об известных женщинах с рыжими волосами, которые вошли в историю. Люся чувствовала себя героиней этих рассказов.

Больше «петушки» на ее голове не торчали. Дети перестали дразнить Люську . И начали строить мостик дружбы с Ириной Кирилловной, которую между собой называли Иришка.

Учителя теперь меньше жаловались на «невозможный» седьмой «А». Директор хвалил молодую воспитательницу. И когда Иришка собиралась на сессию в институт, ее подопечные расстроились. А она взяла с них слово: если снова начнут вредничать, больше к ним не вернется …

Учитель физики, пожилой холостяк, которого нарекли «Ньютоном», пытался слегка ухаживать за Ириной. Это заметили коллеги и узнали ученики. Школьники «Ньютона» не любили, потому что он не любил их. Поэтому подопечные Ирины Кирилловны просто не могли не срывать его уроков. Им не нравилось, что «Ньютон» неровно дышит к «их Иришке». Она — добрая, красавица. А у него лысина, как корж, и плохой характер.

Ирина надежды «Ньютону» не подавала. В ее сердце поселился мальчишка погибель, о судьбе которого она ничего не знала, а она, по привычке, любит посидеть на холме, откуда близко к небу. Путешествует по тропинке, потерянной между звездами, в свои воспоминания. Улыбается вечерами, вспоминая Сашины поцелуи …

Теперь Ирина Кирилловна преподает русский язык и литературу. Прошло довольно много времени, когда она начала работать в интернате. Ученики так и продолжают называть свою любимую учительницу Иришкой.

Коллеги удивляются: почему Ирина Кирилловна до сих пор не замужем? Красота и молодость не вечны. Скоро сорок …

Директор выпроваживал Ирину Кирилловну в столицу за наградой к годовщине праздника. Она не любила почестей. Настаивали. Пришлось ехать.

Прозвучала ее фамилия. Элегантная, красивая, Ирина вышла на сцену. Если бы она слышала, как стукнуло и замерло сердце у мужчины, который сидел в соседнем ряду …

— На сцену приглашается врач-хирург Александр Евгеньевич …

Она едва сдержала крик. Саша …

Он подошел к ней на фуршете. Залюбовался, как тогда, когда был мальчишкой, ее странной красотой.

— Как ты? — Спросил он. — Как мама?

— Мамы уже нет. Остались вдвоем с отцом.

— Почему вдвоем? А муж?

Ирина пожала плечами. Не могла вслух признаться, что не нашлось в сердце места для другого.

— А ты как живешь? — спросила.

— Я тоже не успел … с личным … Институт, аспирантура, работа, читаю лекции студентам …

До перерыва оставалось несколько минут. В дверь постучала библиотекарь:

— Ирина Кирилловна, вас ищет какой-то мужчина. Говорит, срочно.

К классу с букетом белых пушистых хризантем вошел Александр Евгеньевич. Он смутился, улыбнулся. Счастливо улыбнулась судьба. Улыбались дети. И цветы. И небо стало еще ближе …

Тропа, потерянная между звездами


© Copyright: www.budofit.ru

Использование материалов сайта Будо Фит запрещается. Все права защищены.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.